Взгляд покупателя: каково жить в малоэтажном пригороде

Что считается главным при покупке жилья? Цена – так считает рынок. Из этой политики родились большие спальные кварталы, с высокими домами, построенными близко друг к другу, недорогие. И есть иные предложения – квартиры в малоэтажных комплексах с расширенным улучшенным двором, но и цена соответствует. Многие люди, покупающие себе жилье, делают этот выбор. Но, как известно, правильно ли сделан выбор, можно узнать лишь потом. Молодой петербуржец, по профессии директор отдела маркетинга, Владимир Лаврухин выбирал очень тщательно больше года назад, и мы подробно расспросили его, какие он взвешивал аргументы, во что это все вылилось и насколько он теперь доволен.

 Владимиру Лаврухину около тридцати, работает директором отдела маркетинга в сфере услуг, следит за новостями о бизнесе и стартапах. К выбору квартиры он подошел обстоятельно, три месяца занял только просмотр вариантов. Еще месяц — выбор, в основном методом исключения: отпадали районы, которые не нравятся, и те, на которые не хватало денег. Еще месяц заняло оформление сделки. Владимир вспоминает, как ходил по бетонным серым коробкам без отделки и пытался представить, как расставит в них мебель. Сейчас они с женой и дочкой живут в новой квартире. А Владимир рассказывает мне, как важно утром пить кофе, глядя на красивый вид из окна:

- Да, я, конечно, не очень много времени провожу дома, но мне хочется завтракать на кухне с широкими окнами и балконом, — говорит он. — Это совершенно другое ощущение.

Почему-то он считает, что это ощущение, пусть ненадолго, стоит затрат и усилий.

Владимир много думал о том, как устроен рынок жилья и как выбирать, к тому же, он явно любит общаться с людьми по делу.

- Мне была очень важна уединенная атмосфера, - говорит он, - окна и балконы, транспортная доступность. И в целом проект домов, архитектура. Знаете, сейчас очень много делают цветных фасадов, все разрисовано, особенно в Девяткино и Кудрово, в спальных районах на окраинах Петербурга. А мне хотелось, чтобы были более-менее спокойные фасады. И соседей чтобы было не слишком много, чтобы не было ощущения муравейника. И закрытая территория — это тоже важно, особенно когда в семье есть ребенок.

Без Девяткино и Кудрово не обходится сейчас ни один разговор о покупке жилья в Петербурге. С одной стороны - там дёшево, с другой — городские СМИ то и дело включают эти районы в рейтинги самых депрессивных.

- Образцовый квартал в Пушкинском районе, где я купил, — это, конечно, не жилье «первого выбора», если вы владеете терминологией, — осведомленно рассуждает Владимир. — То есть, не те квартиры, которые ты купишь в двадцать лет. Но, с другой стороны, я думаю, если бы я сейчас был двадцатилетним, и у меня было бы полтора миллиона, я бы лучше снимал жилье. Просто потому, что в центре — друзья, рестораны. За сто рублей на такси можно доехать до Рубинштейна. Здорово, конечно, платить по ипотеке пятнадцать тысяч рублей в месяц, но три часа в день суммарно стоять в пробках — нет. И выплатишь ты ипотеку около тридцати лет, что все это время делать? Это если тебе двадцать, и ты покупаешь свою первую квартиру.

У СМИ и блогеров есть опасения, что новые кварталы с дешевым жильем со временем превратятся в эдакие «гетто». Как раз потому что те, для кого студия на окраине стала «первым выбором» лет через десять накопят денег на «второй выбор», и уедут, и неизвестно, что с этими районами будет дальше. Тем более, что театров, библиотек и других признаков цивилизации там пока нет, да и рабочих мест немного. Владимир уверен, что с его кварталом такого не случится. Потому что рядом «Экспофорум» и город Пушкин, в котором есть все перечисленное. К тому же, малоэтажная застройка к формированию «гетто» не располагает. И отдельно, подобно, он говорит про рестораны.

- В самом районе Пулковских высот пока хороших ресторанов нет, — сетует он. — Но все равно я это место не стал бы сравнивать с Девяткино, к примеру.

Владимир делает паузу.

- Деревья тут какие классные посадили! – вспоминает вдруг. - Очень красиво. Вообще, я родился в центре города, где воздуха, конечно, меньше. Но я-то привык, а для того, кто откуда-то приехал, наверное, это важно. Сейчас в моем районе пахнет вкусно. Воздухом пахнет, в центре воздухом так не пахнет. Я бы и в самом Пушкине жил, но работаю все-таки в Петербурге.

Владимир считает, что малоэтажная застройка — это такая российская альтернатива американским пригородам. Он их успел посмотреть, и даже пожил там немного.

- Там дома для среднего класса, а у нас квартиры вместо домов. Потому что климат не тот и другие условия. Мы с женой вообще-то рассматривали такой вариант — дом построить. Но понимаете, выясняешь, что каждую весну и осень это все будет всплывать, и канализация непонятная. В Америке-то центральная канализация у таких домов. Поэтому у нас только квартиры. В Америке я подолгу гощу у друзей. Там люди по закону должны стричь лужайки, у них есть проекты фасадных заборов. То есть, человек выбирает себе забор из нескольких вариантов, а у нас часто можно увидеть дорогие машины возле покосившихся изгородей. Там есть школы, в которые детей отвозит автобус, а если выпадает снег, люди сами чистят тротуары, и помогают соседям-старикам, или мамам с детьми. Если бы у нас было так, я бы может хотел свой дом. Но в наших коттеджных поселках все иначе: огромные коммунальные платежи, а результат иногда сомнительный. Пробки на выезде, заборы «кто во что горазд». Не знаю, почему, может быть, правда, что у россиян зона комфорта заканчивается дверью квартиры. Или комнаты, если ты в коммуналке. Но для меня все это иначе. Для меня дом — это, прежде всего, комфорт всей среды вокруг. Не статус, не место, где можно переночевать. Поэтому я, кстати, и не поехал жить в центр: в старом фонде находил замечательные квартиры, но когда выходишь на лестницу — все впечатление улетучивается. А я хочу большие окна, и чтобы в парадной ничем не пахло. Если честно, то, где я живу – самая близкая американскому пригороду альтернатива.

Владимир поймал в гостях ощущение удобной ему среды, и нашел себе жилье в Петербурге – дающее максимально похожее ощущение.